У нас:
 
художников: 3453
карикатур: 46545
мнений: 654968
 
Наши друзья
 
 
 
Главная | Карикатура | Мастеру возраст не помеха
Борис Ефимов. Кто не знает этого выдающегося карикатуриста с мировым именем? Он рисовал и Сталина, и Маяковского, и Троцкого, и Кукрыниксов, и Бидструпа, и многих-многих других известных персонажей истории. Его карикатуры заменяли целые статьи в газетах и журналах.


Борис Ефимов… Кто не знает этого выдающегося карикатуриста с мировым именем? Он рисовал и Сталина, и Маяковского, и Троцкого, и Кукрыниксов, и Бидструпа, и многих-многих других известных персонажей истории. Его карикатуры заменяли целые статьи в газетах и журналах. Открывая газету, искали рисунки и карикатуры большого Мастера.

В своей книге «Десять десятилетий» Борис Ефимович пишет: «Меня нередко именуют «ровесником века», но, если придерживаться точных фактов, то я старше двадцатого столетия, поскольку родился в прошлом, девятнадцатом веке и прожил в нем три месяца. Потом, вместе со всем остальным населением планеты, вступил в нынешний, двадцатый век, не подозревая, что он окажется одним из самых беспокойных, тревожных и жестоких в истории человечества. Природа и, если хотите, Бог наградили меня долголетием и неплохой памятью, и за эти быстро промчавшиеся 99 лет мне довелось быть очевидцем и в определенной степени участником многих и многих событий, удивительных и незабываемых, великих и страшных, радостных и трогательных. Довелось узнать многих и разных людей, хороших и не очень, благородных и не очень, порядочных и не очень».



Вот с этим удивительным человеком, я бы сказал, Леонардо да Винчи карикатуры, мне подарила судьба полуторачасовую беседу в его доме, в комнате-мастерской. Я знаю Бориса Ефимова давно, еще с 1954 г. И на протяжении многих лет мы работали в одном жанре – жанре карикатуры – в журнале «Крокодил», в «Агитплакате», где он был главным художником, и в «Плакате». Встречались на выставках сатиры и юмора, например, «Сатира в борьбе за мир» (4 выставки).

Прилетев в ноябре этого года в Москву, я сразу же попал «на бал» – на бал интересных и талантливых людей. В первый же день – вернисаж известного скульптора, президента Академии художеств Зураба Церетели. Народа было очень много. Всех удивило огромное – небоскребное – яблоко, у входа в которое стояла большая медная скульптура, изображавшая мэра Москвы Лужкова: он огромной метлой выметал мусор (пустые бутылки, банки из-под кока-колы, рыбьи головы и т.д.). Внутри гигантского яблока сидели люди и при подсветке удивленно рассматривали групповые барельефы из «Камасутры». Здесь я встретил своих друзей: художника Владимирского, иллюстрациями которого любовалось не одно поколение ребятишек, – это и «Буратино», и «Соломенный человечек», и «Незнайка на Луне» и др., и Володю Мочалова, с которым мы работали еще в старом «Крокодиле». Сейчас он – главный художник нового «Крокодила».

Здесь я и повстречал Бориса Ефимова, и мы договорились об интервью.

Но «отловил» я Бориса Ефимова только через две недели. То он у врача, то на даче, то в Академии на заседании. И наконец – свершилось. В 10 часов утра поднимаемся на пятый этаж дома, который как раз напротив гостиницы «Киев»: я и мой племянник Дима, который снимал участников интервью отнюдь не скрытой камерой.

Нам открывают дверь – и огромная собака, ну просто гора шерсти, ньюфаундленд Филимон тычется в колени. «Это член нашей семьи», – говорил потом Борис Ефимов. Не раздеваясь, мы устремились в комнату, где увидели Мастера, низко склонившегося над письменным столом. Комната-мастерская – небольшая, окна выходят на набережную Москвы-реки, вдали видны мост, здание СЭВ и высотное здание на площади Восстания. Во всю стену – стеллажи с книгами, стол с рисунками, на другой стене – большой портрет брата Бориса Ефимова – Михаила Кольцова, блестящего публициста, погибшего в годы сталинских репрессий. Я рассказал Борису Ефимову о газете «Кстати», о дружном редакционном коллективе, о читателях газеты. Показал рисунки, сделанные мной за восемь лет работы в нашем издании. Каждый рисунок он рассматривал подолгу и, я бы сказал, скрупулезно. Посмотрев на мои карикатуры - на Бин-Ладена в виде Тянитолкая, на Арафата, который едет на велосипеде, где вместо колес - бомбы, Ефимов сказал: «Интересная находка. Это сегодня надо, злободневная тема, очень нужная. Вы – работяга. Да, молодец! Главное, не без успеха».

Я спросил, почему он так низко наклоняется над столом. Он сказал: «Я не вижу левым глазом… Сорок лет тому назад у меня отошла сетчатка глаза, она буквально распалась на три части. Операции не помогли. Так я потерял левый глаз». – «А почему об этом никто не знает?» – «Что же, я буду всем об этом докладывать?»
Я задал Борису Ефимову несколько вопросов, которые подготовил заранее.
– В своем творчестве вы сталкивались с такими замечательными художниками, как Кукрыниксы (Куприянов, Крылов, Соколов). Я бы сказал, один против троих. И неизвестно еще, кто оказался победителем…
– Этот вопрос многие мне задают. С Кукрыниксами меня связывала большая дружба, у меня с ними никакой конкуренции не было.
Ну, творческое соперничество, может быть; они рисовали по-своему, я – по-своему, тем хватало на всех. Я с ними дружил всю жизнь. Надо сказать, когда они молодыми, начинающими пришли в журнал «Прожектор», это, по-моему, было в 1924 году, я уже имел за спиной большой стаж. Свои первые рисунки я сделал на Украине в 1918 году, правда, бытовые - театральные. Так что, у нас дружба самая настоящая, и человеческая, и творческая. И так случилось, что я их проводил в дальний путь. – Борис Ефимович, вы работали в газете «Известия» много лет. Почти каждый номер выходил с вашими карикатурами на злобу дня. Это непостижимо, это же гигантская работа! Вам вечером давали тему, а утром карикатура уже должна была быть в газете. Вы, наверное, работали и ночью?
– Нет, – засмеялся мой собеседник, – ночью я спал.
– Борис Ефимович, когда было труднее рисовать: в годы существования Союза или сейчас, в наше время? В чем разница?
– При СССР карикатуры были политическим оружием в самом прямом смысле этого слова. Вы знаете, были ноты протеста, от Чемберлена, например. Министр иностранных дел фашистской Германии говорил нашему министру иностранных дел Литвинову: «Опять карикатура на нашего рейхсканцлера!» Литвинов спокойно рассматривал рисунок и говорил: «Не вижу никакого сходства».

Теперь карикатура – это забава, которая никого не трогает, а большей частью смешит. Есть, правда, хорошие карикатуристы – Мочалов, Смирнов, другие. Есть и такие, как, например, Меринов: рисует каких-то головастиков. Не знаю, не смешно. Сейчас редко рисуют с натуры.

Нечасто мне давали тему. Я сам соображал, что сегодня надо, как и полагается сатирику-газетчику. И ждать, когда ему придумают тему, – этим никто не занимается. Возьмем журнал «Крокодил». Вы же знаете, были совещания, после которых темы для рисунков распределяли разным художникам. В газете этого нет. Вы сами себе худсовет: и темист, и консультант, и редактор – все от вас только требуют готовую продукцию.

«Карикатура, как и плакат, это оружие борьбы. Когда карандашом художника перестает водить боевая задача, пафос карикатуры гаснет, она потухает, как электролампочка, в которой перегорела нить». Это – из рецензии известного публициста и искусствоведа Полонского, когда вышел в свет большой альбом политических карикатур, юмористических и дружеских шаржей Бориса Ефимова в 1924 г. Вот что там сказано далее: «Имя автора карикатур, составивших настоящую книгу, известно за пределами нашего Союза; это потому, что наша карикатура принадлежит к самому меткому виду оружия. Карикатура казнит смехом, а от смеха не спасает никто – ни миллионная армия, ни наемные перья, ни каменные стены. Оттого-то искусство карикатуры – могучее искусство, оно дается немногим. Борис Ефимов – из этих счастливцев».

А вот что писал Максим Горький о карикатуре Бориса Ефимова: «Это общественно-значительное и полезнейшее искусство, оно требует хорошо видеть и тонко изображать смешное. А интересная это штуковина – карикатура. Капризное искусство, но нужное и полезное».

Государство не раз удостаивало художника высоких правительственных наград и премий. Ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Всерьез обеспокоенный нынешним положением важнейшего жанра, обладающего большой силой воздействия на людей, Борис Ефимов стал инициатором создания нового отделения Академии художеств - отделения искусства карикатуры. Президент Российской Академии художеств Зураб Церетели, поздравляя художника с назначением на пост руководителя этого отделения, сказал, что для настоящего художника возраст не имеет значения (а Борису Ефимову в сентябре исполнилось 102 года!).

Прощаясь, я пожелал Мастеру долгих лет плодотворной творческой жизни. И привез в Сан-Франциско его приветствие, адресованное редакции и читателям газеты «Кстати».


Добавить в Избранное
Поиск
Карикатура
Шарж
Комментарии
Форум/общение
Инструкция и советы
Календарь
П В С Ч П С В
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Общение
Главная | Реклама | Обратная связь | Карта сайта
  Rambler's Top100