У нас:
 
художников: 3453
карикатур: 46545
мнений: 654968
 
Наши друзья
 
 
 
Главная | Шарж | Актеры в шаржах
«О юмористическом журнале не имели понятия в начале ХIХ столетия у нас в России, — констатировал составитель сборника „Наши юмористы за 100 лет“. — …За четыре года до отечественной войны у нас появился первый юмористический журнал, предпринятый художником Венециановым, под названием „Журнал карикатур“.


Но — увы! — никто в настоящее время не видел этот журнал. Жизни его было всего 3 недели, и память о нем сохранилась только в цензурном архиве, где осталась переписка о нем»1.

И это понятно, ибо во все времена в России сатирики преследовались «злейшими истязаниями». Тем не менее, когда чувствовалось хоть малейшее послабление, они выходили на свет Божий и всколыхивали болотную гладь житейского моря.

И потому лишь в 1839 г. появился тоненький, в два листа обычного книжного формата, «Листок для светских людей» В. Ф. Тимма. Но только в 1843 г. достаточно робко в нем стали объявляться карикатуры, вернее — юмористические зарисовки столичных типов. Не обошелся журнал и без театральной темы. Так, весь 35 номер был посвящен фельетону на постановку «Руслана и Людмилы» М. И. Глинки с двенадцатью иллюстрациями В. Тимма. Потом были фельетоны с карикатурами — «Рецепт для составления большой оперы», «Комедия в зале Александринского театра», в котором шла речь о том, что происходит не на сцене, а именно среди зрителей, и т. д.

Весной 1846 г. вышла первая тетрадь сатирического журнала «Ералаш» Михаила Неваховича. Очень скоро он приобрел множество подписчиков.

На листах «Ералаша», помимо всего прочего, появились первые воистину театральные карикатуры. Это А. М. Максимов, «первый любовник Императорского театра», — худой профиль на «спичечном» туловище2. Над его худобой не раз будут потешаться карикатуристы. К примеру, в триптихе Н. Степанова, посвященном премьере «чудовищной драмы (с французского)» «Сумасшедший от любви», в которой «удостоились вызовов: грудные младенцы, автор, который, однако, не успел явиться из Парижа, и любимец Александринского театра, которому можно пожелать одного — побольше тела»3. Тогда же в «Иллюстративном альманахе» (СПб., 1848) Невахович изобразил П. А. Каратыгина «остроумным бенефициантом», который программу своего бенефиса составил из множества собственных водевилей (1)4.

Совсем иной смысл вложил Невахович в «Гамлета петербургской сцены на дровяном складе», где В. Каратыгин торговался из-за стоимости дров. Художник как бы приглашал артиста спуститься с котурнов величественного трагического героя на грешную землю (2)5.

В 1857—58 гг. Н. А. Степанов выпускал карикатурный альбом «Наши знакомые», а с 1859-го он и поэт В. С. Курочкин начали издавать «сатирический журнал с карикатурами» «Искра». Вскоре появятся журналы «Развлечение» (1859—1918), «Гудок» (1 862-18-63), «Оса» (1865—1866), «Заноза» (1 863-18-65), «Будильник» (1865—1918), «Маляр» (1 871-18-78) и некоторые другие, в которых театральной карикатуре отводилось небольшое, но определенное место.

Из актеров чаще всего на перо карикатуристов попадался В. Самойлов. Не потому, что он был худшим, а потому, что всегда карикатура была показателем популярности. На одной из ранних карикатур — Л. Белянкина — Самойлов в костюме Гамлета, сыгранного им в бенефис 1863 г., обращался к какому-то театральному чиновнику: «Ну что? Каков я?.» — «Выше Каратыгина», — отвечал тот. — «Право?! В какой сцене? Когда?» — «Когда на стул становитесь»6.

Несколько интересных шаржей появилось в связи с постановками пьес А. Н. Островского. Особенно в этом преуспели карикатуристы «Маляра», понимавшие значение его пьес для русского театра и видевшие, как некоторые александринцы губят их. На одном из шаржей анонимного художника Ф. Бурдин хоронил «сочинения Островского»(3)7. А. Лауэр тоже считал, что ближайший друг драматурга в Александринском театре, искренне его любящий, казалось бы, единомышленник, портит многие постановки его пьес своим исполнением. Видел это и автор, но препятствовать Федору Бурдину не мог, ибо тот много способствовал прохождению пьес через цензуру и на столичную сцену. На одной из карикатур А. Лауэра Бурдин стриг овец: «Что ж, пока еще овец много — старому волку на свете жить можно»8. А М. Бурбонов другого александринца А. Нильского превратил в нильского крокодила, глодающего персонажей драм, комедий, исторических хроник, в которых участвовал. Тут же валяется обглоданный уже томик пьес Островского (4)9.

В середине 60-х гг. сцену захлестнула историческая драма. Внимание карикатуристов привлекали различные толкования артистами роли Ивана Грозного.

На первом представлении «Смерти Иоанна Грозного» А. К. Толстого, состоявшемся 12 января 1867 г., заглавную роль сыграл В. Самойлов, а Бориса Годунова    - П. Васильев. Но исполнительские манеры их были настолько различны, что Самойлов от роли отказался и Грозного стал играть Васильев. Но и это назначение не было удачным — актер «выглядел не царем, а каким-то купцом 3-й гильдии». К. Брич показал двух участников спектакля, обсуждавших исполнителей этой роли: «Как вы находите, который из наших Грозных более подходит к настоящему Грозному: толстенький или худенький?» — «Трудно определить, который из них подходит, потому что они оба от него уходят»10. Однако спорили не только за кулисами, но и в прессе. Особенно непримиримыми в споре «за корону» были критики «Голоса» и «Санкт-Петербургских ведомостей». Карикатурист «Будильника» скрестил перья представителей этих газет в схватке. Самойлов и Васильев наблюдали эту картину (5)11. Еще на одной карикатуре — С. Любовникова (?) — Васильев стоял перед зеркалом и вопрошал: «Неужели я не похож на Грозного?»(6)12.

В последующих сезонах зрители увидели другие драматургические версии «Грозных». Начиная с 1868 г. в роли Грозного стал выступать А. Нильский. На карикатуре А. Лауэра он обращался к читателям «Маляра»: «Я ли не Иоанн Грозный?. Я ли не Гамлет!. А публике все мало!. Кричат, что много разовых дают — да разве такие лица могут мало получать?»13. Но если учесть, что тот же «Маляр» пару лет назад напечатал другой шарж на Нильского, где он произносил реплику своего персонажа: «Ведь этакая у меня глупая рожа!» А публика в восторге кричала: «Браво! Браво! Biss!» (7)14; а на третьем Нильский обращался уже непосредственно к Маляру — художнику А. Волкову: «Зачем вы меня малюете в карикатуре? Положим, я плохо играю, но я всегда одет по моде…»15, то становится понятно, какой это был Грозный.

В 70-е гг. в Александринском театре происходила смена актерских поколений. В 1877—79 гг. А. Лебедев в виде приложения к «Стрекозе» выпустил три «Карикатурных альбома современных русских деятелей», в которых среди художников, писателей, композиторов, только двое еще действующих артистов — В. В. Самойлов, опирающийся на Александринку (8), и И. О. Горбунов16. А в 1884 г. Вл. Михневич издал фельетонный словарь «Наши знакомые», в котором А. Лебедев поместил шаржи на всех тогда известных деятелей различных искусств, среди которых появились и артисты следующего поколения: П. А. Стрепетова с «пальмой первенства»17 и уже «любимые дети Александринской Талии» — К. А. Варламов, А. М. Дюжикова, В. Н. Давыдов и Н. Ф. Сазонов18.

М. Г. Савина появилась в Александринском театре в 1874 г. Ей тоже нашлось место в «Наших знакомых». Но шарж А. Лебедева мало интересен: на нем фотография артистки помещена в пятиконечную звезду и вознесена на театральные небеса. И только. Зато В. Порфирьев еще в 1881 г. создал «Проект новой кассы петербургских театров», на котором Савина сидит на сундуке, вероятно, набитом деньгами; у ее ног мешки с тем же содержанием, не вместившимся в сундук. На столбе, увешанном гирляндами цветов, плакат с аншлагом. На стене тарелки с портретами ее любимых драматургов — Н. Я. Соловьева, А. А. Потехина, В. А. Крылова и Д. В. Аверкиева. В этом, на мой взгляд, и заключается легкая насмешка над актрисой, предпочитающей не самых талантливых драматургов В. Шекспиру и А. С. Грибоедову, чьи разбитые тарелки валяются на полу и кого она играла еще совсем недавно19. А в 1897 г. С. Эрбер изобразил Савину Мельпоменой, держащей на своих плечах Александринский театр (9)20.

В начале ХХ века театральная сатирическая графика была намного многочисленней и разнообразней. Но это тема следующего сюжета.


ПРИМЕЧАНИЯ

1 Наши юмористы за 100 лет в карикатурах, прозе и стихах. СПб., 1904. Подчеркнуто автором.

2 Ералаш. 1846. Л. 14.

3 Искра. 1859. № 43. С. 426.

5 Иллюстрированный альманах. СПб., 1848.

6 Заноза. 1863. № 7. С. 62.

7 Маляр. 1872. № 10. С. 1.

8 Там же. 1877. № 2. С. 1. Подчеркнуто автором.

9 Там же. 1872. № 35. С. 3.

10 Развлечение. 1867. № 14. С. 220. Подчеркнуто автором.

11 Будильник.1867. № 9. С. 83.

12 Маляр. 1873. № 40. С. 4.

13 Маляр. 1875. № 38. С. 1.

14 Там же. 1872. № 35. С. 3.

15 Там же. 1873. № 2. С. 1.

16 Лебедев А. Карикатурный альбом современных русских деятелей. СПб., 1877.

17 Наши знакомые. СПб., 1883. С. 48.

18 Там же. С. 9.

19 Шут. 1881. № 7. С. 2.

20 Там же. 1897. № 3. С. 4.

Добавить в Избранное
Поиск
Карикатура
Шарж
Комментарии
Форум/общение
Инструкция и советы
Календарь
П В С Ч П С В
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Общение
Главная | Реклама | Обратная связь | Карта сайта
  Rambler's Top100